Волгодонская городская общественная организация инвалидов Чернобыля и других радиационных катастроф «Ликвидатор», Совет ветеранов Ростовской АЭС к 30-летию ЛПК на Чернобыльской АЭС

386

03 февраля 2016

Волгодонская городская общественная организация инвалидов Чернобыля и других радиационных катастроф «Ликвидатор» была создана 14.03.1992 г., зарегистрирована 28 декабря 1992 г. Отделом юстиции Администрации Ростовской области.

Регистрационный номер № 253. Перерегистрирована 16 июня 2000 г. — регистрационный № 253 (ВГООИЧ «Ликвидатор»).

На момент регистрации городской чернобыльской организации в г. Волгодонске стояли на учёте 930 человек всех категорий, в т. ч. участники ЛПА на ЧАЭС — 652 человека, остальные эвакуированные из зоны радиоактивного заражения.

На сегодняшний день в г. Волгодонске осталось 351 человек, в т. ч. инвалиды ЧАЭС — 208 человек, ликвидаторы ЛПА ЧАЭС в 1986-87 гг. — 98 человека, ликвидаторы ЛПА ЧАЭС в 1988г. — 38 человек, ликвидаторы ЛПА ЧАЭС в 1989-1990 г. — 7 человек.

В работах по ЛПА на ЧАЭС принимали участие работники следующих организаций г. Волгодонска:

  • Волгодонское специализированное управление «Гидроспецстрой» — бурение скважин для сбора радиоактивных поверхностных вод на площадке ЧАЭС и в г. Припять; возведение сооружения «Стена в грунте» на площадке ЧАЭС для предотвращения стока подземных радиоактивных вод в реку Припять; прокладка туннеля и сооружение подушки бетонной плиты под реактором 4-го блока ЧАЭС;
  • Ростовская АЭС — эксплуатация и ремонт электрических систем, сетей и оборудования на 1,2,3 блоках ЧАЭС;
  • Управление строительно-монтажных работ (УСМР) треста «Волгодонскстрой» — дезактивация промплощадки ЧАЭС, срезка радиоактивного грунта с использованием робототехники.

Кроме того, в ликвидации ЛПА на ЧАЭС принимали участие военнослужащие в составе в/ч 11350 Северо-Кавказского военного округа, призванные из запаса — они строили саркофаг, дезактивировали кровли 3-го блока и машинного зала на ЧАЭС и заражённые территории в Белорусской ССР:

  • Арьков Владимир Валентинович — химическая разведка и дозиметрия на территории ЧАЭС;
  • Райда Анатолий Петрович — дезактивация кровли машзала;
  • Савчук Анатолий Орестович — был бригадиром на строительстве саркофага;
  • Фомин Александр Николаевич — оператор растворного узла по сооружению «стена в грунте»;
  • Николаевский Михаил Павлович — заместитель командира батальона специальной обработки в/ч 11350;
  • Александров Александр Валентинович — установка оборудования на 3-м блоке ЧАЭС;
  • Репишный Василий Алексеевич — машинист-оператор по дистанционному управлению тяжёлой техникой при сооружении саркофага;
  • Никитин Николай Николаевич — сварщик на монтаже металлоконструкций саркофага;
  • Подборный Валерий Евсеевич — делал теплоизоляцию трубопроводов на 3-м блоке ЧАЭС;
  • Лебедев Владимир Ильич — врач-специалист, радиолог, дезактивация кровли машинного зала ЧАЭС и территорий Белорусской ССР;
  • Шершунов Юрий Степанович — работал в составе УС-605 руководителем службы радиационной безопасности 13-14 районов, дезактивация ВСРО, кровли машинного зала блока № 4.

Государственные награды получили 132 человек, в т. ч.:

  • Орден Мужества —27
  • Медаль ордена «За заслуги перед отечеством» — 7
  • Медаль «За отвагу» — 3
  • Медаль «За спасение погибавших» — 95.

В 2006 г. в г. Волгодонске на улице 30 лет Победы был открыт памятник «Участникам ликвидации радиационных аварий и катастроф», средства на возведение которого собрала наша организация.

День Памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах проводится следующим образом:

  • организуются уроки мужества в учебных заведениях города;
  • встреча с руководителями города;
  • встреча с руководством Ростовской АЭС в информационном центре Ростовской АЭС;
  • проведение митингов и возложение цветов к памятнику «Участникам ликвидации радиационных аварий и катастроф» участниками нашей организации и жителями города;
  • проведение службы в память погибшим и умершим ликвидаторам в церкви «Святой Елисаветы»;
  • организуется поминальный обед;
  • посещение тяжелобольных участников ЛПА на дому или находящихся на лечении в стационарах г. Волгодонска;
  • участие делегации от г. Волгодонска в памятных мероприятиях, проводимых Администрацией Ростовской области и областной организацией «Союз-Чернобыль» России.

В г. Волгодонске проживают все категории граждан, пострадавших от радиационных аварий и катастроф:

  • участники испытаний атомного оружия на Семипалатинском полигоне и Новой Земле — 10 человек;
  • участники ликвидации аварии на ПО «Маяк» и сброса радиоактивных отходов в р. Теча в 1957 г. — 1 человек;
  • участники подразделений особого риска — 7 человек;
  • эвакуированные и переселенцы из зоны радиоактивного заражения — 164 человека.

Наша организация постоянно защищала интересы всех категорий чернобыльцев. Отправляла в адрес Президента РФ, Правительства РФ, областной и городской Администраций, городской Думы, областной организации инвалидов Чернобыля письма в виде требования по неукоснительному исполнению Закона о социальной защите граждан, пострадавших вследствие катастрофы на ЧАЭС. В 2000 г. проводилось пикетирование ДТ и СР с предъявлением законных требований чернобыльцев с целью обращения внимания органов законодательной, исполнительной и судебной властей на невыполнение чернобыльского закона. Участвовали в маршах протеста в 2004 г. в г. Москве, в 2007 г. в г. Ростове-на-Дону против неисполнения Чернобыльского закона и принятия 122 закона о «монетизации льгот».

Оказывали помощь инвалидам и участникам ликвидации катастрофы на ЧАЭС. По нашим запросам получали справки участники ликвидации катастрофы из архивов: МО РФ, МО республики Беларусь, МО Украины, архив Чернобыльской АЭС г. Чернобыль, Чернобыльский архив г. Москвы, Лен. В. О. г. Санкт-Петербург, Главное организационно-мобилизационное управление Генштаба, архивные справки о работе на объекте укрытия МНТЦ г. Чернобыль. Оказывали помощь в получении удостоверений участников ликвидации катастрофы. В нашем городе действовала городская программа «Социальная защита граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС на 2002-2004 гг.». Постановление Главы города № 51 от 16.01.2002 г. В этой программе пункт 22 — о выделении одной квартиры для участников ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС ежегодно. Все стоящие на учете в жилотделе до 01.01.2005 г. получили квартиры. В настоящее время на учете состоят всего 2 чернобыльца.

В 2005 г. было подписано Соглашение о сотрудничестве и взаимопомощи между Волгодонской городской общественной организацией инвалидов Чернобыля и других радиационных катастроф «Ликвидатор» и концерном Росэнергоатом-филиал «Ростовская атомная станция».

В 2006 г. к 20-летию катастрофы на Чернобыльской АЭС чернобыльцами г. Волгодонска был организован сбор средств на строительство Памятника среди организаций и предприятий города и 26 апреля 2006 года в городе Волгодонске открыли памятник «Участникам ликвидации радиационных аварий и катастроф».

Волгодонская городская общественная организация инвалидов Чернобыля и других радиационных катастроф «Ликвидатор» внесена в федеральный реестр «Всероссийская Книга Почета». ВГООИЧ «Ликвидатор» является членом Общественной палаты г. Волгодонска.

В 2008 г. чернобыльцы г. Волгодонска собрали и отправили В Южную Осетию гуманитарную помощь в 19 мотострелковую дивизию.

В 2010 г. ВГООИЧ «Ликвидатор» стала победителем городского конкурса «Коллектив высокой социальной ответственности» и внесена в книгу Почета города Волгодонска.

В 2011 г. Европейский суд по правам человека (г. Страссбург) вынес положительное решение в пользу 6-ти инвалидов ЧАЭС г. Волгодонска, которые в результате смогли улучшить жилищные условия.

В 2012 г. члены нашей организации оказали материальную помощь чернобыльцам г. Крымска Краснодарского края, пострадавшего от наводнения.

В 2012-2015 гг. Ростовская атомная станция оказала благотворительную помощь в размере 3,5 млн. рублей на оздоровление и реабилитацию инвалидов-чернобыльцев. За эти средства были компенсированы расходы на лечение, реабилитацию и приобретение медицинской техники 350 инвалидам ЧАЭС, проживающих в Ростовской области и г. Волгодонске.

В 2012 г. председатель Фомин Александр Николаевич по инициативе Администрации г. Волгодонска внесен в Большую Международную Энциклопедию «Лучшие люди» (Россия, Казахстан, Украина, Беларусь) .

Наша организация активно работает с депутатами Государственной Думы РФ, Законодательного собрания Ростовской области, Администрацией области и г. Волгодонска. По совершенствованию Чернобыльского законодательства. Руководители г. Волгодонска всегда идет навстречу нашим просьбам и пожеланиям и решают их в пределах своей компетенции. В 2007 г. был открыт Центр общественных организаций при Администрации г. Волгодонска, единственный в Ростовской области, где и расположена наше общество. ВГООИЧ «Ликвидатор» принимает активное участие в общественной жизни г. Волгодонска и Ростовской области.

В настоящее время на Ростовской АЭС продолжают трудиться 25 участников ЛПА на ЧАЭС, а 30 ликвидаторов-атомщиков уже на пенсии активно занимаются общественной работой в Ветеранской организации РоАЭС.

Воспоминания ликвидаторов

С целью предотвращения смыва загрязнений в р. Днепр на всех водостоках зараженной зоны нашей организацией — ВО «Союзгидроспецстрой» были сооружены фильтрующие перемычки — плотины, укреплены старые или построены новые дамбы, произведено обвалование берегов реки Припять, создана дренажная завеса из скважин, обеспечивающая обратную откачку подземных вод, не допустившая их выход из зоны заражения.

Параллельно с возведением наземных сооружений на территории ЧАЭС началось строительство гидротехнических сооружений для защиты от загрязнения поверхностных и подземных вод в районе электростанции. Одним из наиболее сложных сооружений стала противофильтрационная «стена в грунте», препятствующая миграции радионуклидов с подземными водами за территорию промплощадки ЧАЭС. «Стена в грунте» перекрывала наиболее вероятные участки миграции радионуклидов, исключая попадание их в р. Припять с ее притоками. Сооружало «стену в грунте» также наша организация. Немалая доля успеха в этом деле принадлежит начальнику обьединения Н. В. Дмитриеву, который лично руководил работами, являясь начальником оперативного штаба «Союзгидроспецстрой» в Чернобыле и который ежедневно отчитывался о ходе работ перед специально созданной оперативной Правительственной комиссией по ликвидации аварии на ЧАЭС.

Скоростные темпы сооружения стены в грунте во многом обеспечили работники Волгодонского и Волжского управлений объединения «Союзгидроспецстрой». Они быстро освоили импортные машины фирмы «Казагранде», которые оперативно поставили в СССР специально для работ по ликвидации аварии на ЧАЭС из Италии.

Время торопило. Поэтому на выполнение любого вида работ, независимо от уровня их сложности или принципиальной технической и организационной новизны, отводились хотя и ориентировочные, но очень жесткие сроки. Каждый участник этой героической эпопеи, конечно и сам был заинтересован в ее скорейшем завершении, но на практике добиться небывалых темпов работ при единственно допустимом отличном качестве помогли умелая организация, смелые нестандартные решения, инженерный талант мастерство и, главное, моральная выдержка всех исполнителей.

Гордеев Сергей Михайлович (начальник участка на строительстве «стена в грунте»)

Я был на ЧАЭС с 05 октября по 05 ноября 1986 г. принимал участие в возведении саркофага. Работал на кране «Демаг». Вели монтаж колонн, как мы их называли — «пеньков». Помню, как пришлось лезть на один из пеньков, тогда я и увидел взорвавшийся реактор воочию. Хотя смотреть было некогда — ведь смена продолжалась всего 30 секунд.

Савчук Анатолий Орестович

В 1987 году был откомандирован по приказу Министерства среднего машиностроения в УС-605. Первое назначение — инженер 1-категории службы дозконтроля, через короткое время был назначен начальником службы дозконтроля 13-го района, в дальнейшем 13-му району был передан 14 район. Основные работы на тот момент были сконцентрированы на подготовку пуска 3-го Блока. Для этого ускоренными темпами велись работы по восстановлению технологических схем оборудования 3-его Блока и здания «ВСРО» /Вспомогательные системы реакторного оборудования/ 3-4 Блока, также велась дезактивация деаэраторной этажерки и кровли машзала 4-ого Блока, ремонтная покраска кровли саркофага «Объект укрытие» и другие текущие работы. Каждый день ставил новые задачи — они выполнялись, по-другому и не могло быть. Коллектив был сформирован из командированных со всех предприятий Минсредмаша, секретность «географии» предприятий трещала по швам. Уровень подготовки дозиметристов был высокий, многие на своих предприятиях, связанных с топливным циклом прошли школу работы в жёстких условиях. Рабочее место оперативников службы дозконтроля располагалось в относительно «чистом» для тех условий месте — ХЖТО (Хранилище жидких и твёрды радиоактивных отходов), к этому относились с юмором. Организационно работа строилась с целью обеспечить дозконтроль в районах таким образом, чтобы смены по 800-1000 человек допускались и контролировались чётко, без задержки и без превышения установленных дозовых нагрузок. Время работы в понимании смена не имело значения, в первую очередь обследование всех объектов подлежащих дезактивации и восстановлению с выдачей картограмм источников излучения, на основании этого выдача рекомендаций строителям, допуск к месту работы, при жёстком контроле их выполнения. Бывало так, что приходилось за шиворот с места проведения работ выводить тех, кто не понимал, почему дают конкретное время на выполнение работы.

Можно отметить — задача «не допустить превышения» была решена не было допущено ни одной аварийной ситуации связанной с превышением разрешённых дозовых нагрузок. Отдельно мне было поручено обеспечить работу переданную в подчинение «Группу радиационной разведки» работавшей со специалистами НИИ им. Курчатова, основной задачей которых являлся контроль за поведением и прогнозированием разрушенного реактора. В ходе работ по распоряжению «Штаба правительственной комиссии» была поставлена задача проложить маршрут прохождения робототехники для осмотра подреакторного пространства. Для этих работ было дано разрешение на работу из дозы 25 БЭР. Предпринималось две попытки прокладки маршрута. Первая организационно была сорвана не по вине исполнителей, вторую попытку из-за отсутствия ранее допущенных к работе, разрабатывал и проводил самостоятельно. Так как проложить маршрут не получилось, я назвал это прогулкой за впечатлениями. Предварительно намеченные варианты прохода по планам помещений рассыпались, когда, стоя в очередном помещении, понимаешь, потолок над головой должен быть на высоте 11,5 метра, а не на расстоянии вытянутой руки. И так практически везде по ходу движения. Бетонное безмолвие слегка волнистое, местами ровное и как бы стекающее и в тоже время без движения, везде, куда не посветишь. Запомнился и зал ГЦНов в самом начале маршрута — торчащие макушки колпаков из бетонного озера на разной высоте, чем дальше по залу тем сильнее погруженные в бетон и лампа накаливания обыкновенная, потемневшая от гамма-излучения на простом проводе продолжавшая светить одна на весь зал.
Полученная доза оказалась меньше, чем предполагалось, но и её пришлось оставить только в памяти, т. к. по основному месту работы были бы ограничения. Через три месяца закончилась командировка — вернулся к выполнению служебных обязанностей на Реакторный завод БН-350.

Шершунов Юрий Степанович (награждён медалью «За спасение погибавших»)

C 01 по 31 июля 1986 г. я работал оператором на растворном узле, где готовил смесь для объекта «стена в грунте». Узел этот находился в непосредственной видимости разрушенного реактора. Трудиться приходилось в 3-й зоне опасности по 6 часов ежедневно. Глубина заливаемой смесью траншеи доходила до 32-х метров. Работа для нас была новая, поэтому без отрыва от производства с помощью преподавателей из Можайского учебного комбината тут же осваивали другие смежные профессии, которые были крайне необходимы для ликвидации аварии.

Фомин Александр Николаевич

Я работал машинистом бульдозера на строительстве Ростовской АЭС в подрядной организации — сооружали пруд-охладитель. Когда узнал про аварию на Чернобыльской АЭС, тут же записался добровольцем вместе с другом Григорием Мордалюком (умер в 2009 г.). И уже 05 мая 1986 г. прибыли в аэропорт «Жуляны». Там прямо с самолётов «Антей» выгружали и перегоняли в Вышгород наши бульдозеры ДЭТ-250. Прибывшая техника была оборудована системами радиоуправления по разработке Красноярского политехнического института, в мирное время предназначенная для геологов. Подучив ещё 12 человек в течение 3-х дней, 10 мая 1986 г. мы отбыли на ЧАЭС. Основная работа заключалась в очистке территории вплотную к 4-го блоку от графита и искорёженных конструкций. Тем самым мы обеспечили подходы для начала строительства саркофага. Управление техникой вели из башен ИМРов (инженерной машины разведки). Не смотря на то, что ИМРы имели мощную дополнительную свинцовую защиту, наши смены не превышали 15 — 20 минут в сутки. Потом по расчищенному планировали щебень, затягивали железнодорожное полотно и платформы для фундамента 1-й линии опалубки саркофага. Назад вернулся через 18 дней, потому что «перебрал» разрешённую дозу облучения, долго лечился в санатории. А через год добровольно участвовал ликвидации последствий землетрясения в Армении. К сожалению, все мои напарники уже ушли из жизни. Из нашей команды в живых остался я один.

Репишный Василий Алексеевич (награждён «Орденом Мужества»)

Я был призван военкоматом в качестве врача-специалиста. В зону отчуждения, где стояла наша часть в/ч11350 (Ростовский полк) прибыл вместе с пополнением из 300 человек 08 мая 1987 г. Нужно было срочно сменить прежний личный состав, который дезактивировал кровлю 3-го блока. Главной моей задачей было не допустить превышения дозовой нагрузки у военнослужащих нашей части. Ну и конечно оказание медицинской помощи. Ежесуточно вместе с командирами взводов и рот отслеживали полученные дозы облучения у каждого военнослужащего. Надо сказать, что люди менялись быстро — 17-20 раз солдат вышел на крышу и уже его пора менять.

Разрешённые дозы облучения ( с 01 июня — 10 рентген) они набирали за месяц, максимум полтора. Офицеры были в дефиците. Их сменяли через 3-4 месяца. До ЧАЭС добирались на «шаландах», грузовых «ЗИЛах» или «Уралах», крытых чёрной полиэтиленовой плёнкой. В каждую вмещалось по 20-25 человек. Сидели на лавочках шириной 30 см, обязательно в респираторах. Ходили колоннами по 10-12 машин. Самая крайняя везла ящики с минеральной водой. Приезжали на место, разведвзвод тут же поднимался на крышу для радиационной разведки. После дозиметрии определяли сколько сегодня можно работать. И вроде место дезактивации не меняли — крыша машинного зала, а показания приборов каждый день были разные. Как правило не больше 2-х часов, обычно час, полтора. Солдат делили на команды. Они получали дозиметры, привязывали их бинтом пониже пояса и вперёд на крышу. Я тоже работал вместе со всеми. Слово «дезактивация» звучит загадочно, можно сказать возвышенно. На самом деле берёшь в руки металлическую трубу с приваренным к ней топором и начинаешь тупо сдирать кровлю. На машинном зале она как слоёный пирог — сначала рубероид, под ним слой пенопласта, ещё ниже опять рубероид, приклеенный битумом к перекрытию — профильному листу оцинкованного железа. Самое сложное — отодрать нижний слой: с ним возились долго, со смаком комментируя происходящее. То что содрал, погрузил в полиэтиленовый мешок и отнёс его к месту складирования. А уже другие солдаты грузили мешки на платформу крана и спускали и вниз. Вот и весь производственный цикл. Ну а если возникали травмы (как правило мелкие порезы или ушибы) бросал работу и оказывал медицинскую помощь, но это было редко. Всего в особой зоне отработал 19 дней. Осознание происходившего тогда пришло гораздо позже, через несколько лет, когда начали умирать мои однополчане.

Криволапов Владимир Леонидович (награждён медалью «За спасение погибавших)

10 мая 1986 г. я прибыл на ЧАЭС, где приступил к исполнению обязанностей руководителя буровых работ. В основном бурили скважины диаметром 800 мм для сбора ливневых радиоактивных вод на площадке ЧАЭС и в г. Припять. С 11 до 13 мая делали скважины в г. Припять, затем — в районе городского речного вокзала. И только 15 мая 1986 г. нас переместили на площадку ЧАЭС рядом с пождепо, в 250 м от разрушенного реактора. Помню, как 16 мая у нас случилась внутренняя авария по подаче электроэнергии, т. к. выгорел силовой кабель и буровое оборудование осталось при внутри скважины. Нужно было срочно его запустить иначе оно выйдет из строя. Для восстановления энергоснабжения мне выдели БТР и 2-х энергетиков с которыми мы нашли дублирующий кабель и задействовали его в течение 2-х часов. Оборудование спасли, .но за это время получил дозу облучения 20 рентген. Вот что об этом событии моя дочь написала в школьном сочинении: «Мой папа, Леонид Васильевич, работал в Сургуте начальником участка специализированного управления. Вместе с тремя экипажами бурильщиков 8 мая 1986 г. был призван в Чернобыль для бурения глубоких скважин и сбора грязных радиационных сточных вод, чтобы они не попали в реку Припять. Скважины бурили в 150 м от 4-го энергоблока. Дозиметров и спецодежды ещё не выдавали. Через неделю у него носом и горлом пошла кровь, на ногах открылись раны. Через 11 дней папу отправили домой».

Винокуров Леонид Васильевич (Заслуженный работник Минтопэнерго Российской Федерации)

Материалы подготовлены для книги,
выпускаемой РОО «Чернобыль-Атом» к 30-летию ЛПК на ЧАЭС
Председатель ВГООИЧ «Ликвидатор» — Фомин Александр Николаевич
От Совет ветеранов РоАЭС — Шершунов Юрий Степанович