Маяковец — из внутренней охраны ЦЗЛ, дозиметрист. Основатель династии атомщиков

все статьи
18

13 ноября 2023

Рассказ о человеке, который, словно барон Мюнхаузен, выдернувший сам себя из болота вместе с лошадью, сумел вытащить и себя и семью из рутинной жизни и стать основателем целой династии атомщиков, стаж которых превышает двести лет. Речь идёт о Иване Дмитриевиче Сотникове.

«За плечами четыре лишь класса,
Как селянин, всё стойко сносил.
Став маяковцем в суровые годы,
С атомом я навсегда подружил».

Родился Иван в 1931 году в селе Азовка Бобровского района Воронежской области. Село тянулось на семь километров вплоть до Боброва, а изба находилась как раз с противоположного края села, так что после четырёх классов начальной школы старшим братьям и сестре приходилось топать семь километров в Бобровскую семилетку. Только успел Ваня окончить начальную школу, то есть четыре класса, как грянула война. Отца, а через некоторое время и старшего брата забрали на фронт, а в 1943 году умерла мать. Чтобы прокормиться всем приходилось работать на колхозном поле. Деньги не платили, работали за трудодни. Чтобы купить мыло, керосин, что-либо из одежды, продавали, что могли с личного хозяйства. Жили бедно в однокомнатной хате, к которой были примазаны сени.
Крышу крыли камышом. Электричества не было, возможно, поэтому в каждой семье ребятишек — полна хата.

В колхозе Иван пробыл до 1950 года, а затем 19-летнему парню пришла повестка в армию — осенний призыв. В Воронеже постригли наголо, погрузили в теплушки, вагоны с печками буржуйками и двуярусными нарами, и повезли на восток. Над печкой кипятился бак, так что можно было сухой паёк запивать кипятком. В Уфе покормили в столовой и снова в путь — до Челябинска. Ночью состав довезли до казарм — на два месяца учебки. Переодели в солдатскую зимнюю амуницию и началась строевая, политическая и военная подготовка. После окончания учёбы, погрузили в машины и привезли в воинскую часть Челябинска-40. В тех местах старались максимально сохранять лесной массив. Иван оказался в первой роте, в первом взводе внутренней охраны Центральной Заводской Лаборатории. Началась 3-х летняя служба. Офицер на построении пояснил, мол, будете охранять объект государственной важности, писем пока писать нельзя.

Центральная Заводская Лаборатория находилась на проспекте Сталина. Охране выдали красивые мундиры и фуражки. Из оружия — наганы. Все три года Иван служил во внутренней охране ЦЗЛ. Трёхэтажное здание, если смотреть сверху, походило на самолёт длиной в полсотни метров с крыльями тоже по 50 метров. Войти в здание можно было только по пропуску. Чтобы попасть внутрь, нужно было знать ещё три шифра. Каждый шифр открывал допуск только в одно направление здания. Приходили работники лаборатории, переодевались: одни в белые комбинезоны, другие в белые халаты.

Примерно через две недели, после того, как приехали на службу, их рано утром подняли, приказали построиться. Стояли в два ряда, а перед ними проходит генерал и смотрел в глаза каждому пристально, так что в душе холодок пробегал. Потом офицер сообщил, что это был сам Лаврентий Павлович Берия.

Через проходную часто проходили важные люди, со временем патрульный стал узнавать их в лицо. У человека с характерной бородой, которого считали самым главным, пропуск не спрашивали, но Игорь Васильевич Курчатов всегда его предъявлял. А однажды, когда пост Ивана находился в приёмной кабинета Курчатова, Игорь Васильевич вышел и спрашивает: «Как дела на службе?». Тот отвечает, вытянувшись: «Отлично!». Курчатов улыбнулся: «Чем отлично?». Иван улыбнулся ответно: «Всем отлично!»

Так или иначе, но три года службы подходили к концу. Что делать? После демобилизации Иван решил остаться на предприятии. Его взяли дозиметристом. Год потратил на учёбу.

Трудился во внешней дозиметрии. Авария на Маяке в 1957 году загрязнила площадь в сто километров в длину и один в ширину. Сотников проверял степень загрязнения. Было два самодельных прибора для измерения радиационного фона. Если больше положенного, село выселялось. В долине реки Течи обследовали воду, землю, воздух, различные овощи.

Появилась семья, родилась дочь. Врачи посоветовали сменить климат. Услышав про строительство Нововоронежской атомной станции, супруги загорелись желанием вернуться в родные края, тем более, что им обещали дать однокомнатную квартиру.

На Нововоронежской атомной станции работали вместе. Иван Дмитриевич в качестве дозиметриста, а жена Галина Яковлевна — руководителем группы смотрителей зданий и сооружений. Дочка Марина 1960 года рождения, проработала 31 год на Запорожской атомной станции. Там же трудился и муж. Сын Андрей — 25 лет в АХО слесарем, сын Марины (внук Ивана Дмитриевича) и его жена, проработав 10 лет на НВ АЭС, перевелись в концерн Росэнергоатом, где продолжают работать. С маяковца Ивана Дмитриевича пошла атомная династия Сотниковых, и теперь уже насчитывает около 200 лет. Вот что об этом говорит основатель династии:
— Кто бы мог подумать, что атомная промышленность даст мне и моим детям такие широкие возможности. Обязательно передайте за это благодарность Нововоронежской атомной станции, руководству, а также Совету ветеранов атомной станции, которая о нас, ветеранах, не забывает и всячески заботится.

На фотографиях:
Служба внутренней охраны. 1952 год.
Первомайская демонстрация. 1956 год.
На картошке. 1960 год

Иван Быков