Подвижник, вникающий в суть электродела (посвящается 30-летию «Концерна Росэнергоатом»)

все статьи
7

02 декабря 2022

Речь о трудяге, которые сумели найти себя в служении мирному атому, о человеке на своём месте, о человеке, который с детства привык вникать в суть поставленной перед ним задачи, опираясь на знания.

У задачи множество решений, но надо найти самое простое и экономически выгодное. Пожалуй, на это у Виктора Алексеевича Канапухина чутьё, он решал проблему максимально быстро.

«Мне лет 5-6. Тучи наволокло. Гроза разыгралась страшенная, молнии сверкают, гром грохочет. Мать и говорит, «Вон смотри, Витя, — это Бог на колеснице едет и в того, кто родителей не слушается, стрелы пускает». «Мам, — отвечаю, — неправда это. Это тучи друг о дружку трутся, вот искры и летят. Когда в глаз получишь, то также искры летят».
Из воспоминаний Виктора Алексеевича Канапухина

Родился Витя Канапухин в семье железнодорожника в 1946 году третьим ребёнком. Брат Володя был на десять лет старше. Жили на разъезде в 12 км от Лисок в сторону востока — 173 километр. Всего два домика, один кирпичный на 10 квартир. Второй деревянный на 5 квартир. Родители ремонтировали дорогу, занимались сельским хозяйством. В семье ещё рождались дети, всё было хорошо, но не было школы. В начальную школу пришлось ходить за 6 километров. Однажды в зимнюю метель второклассники, а их было двое, едва не замёрзли, а потому на 173 разъезд стала приезжать учительница.
После 4-го класса мальчик продолжил учёбу в школе-интернате для железнодорожников при посёлке станции Лихая. Там были очень сильные учителя, много внимания уделялось спорту. Витя полюбил математику и физику, но особенно ему нравилось мастерить и слесарничать. Записался на радиокружок, фотокружок, физический кружок и в столярную мастерскую. Математик любил подбрасывать способным ребятам дополнительные, порой занимательные задачки и примеры.

«Физик демонстрировал опыты. Труба стеклянная в ней пушинка, дробинка и стружка. Переворачивал, они летели вниз по-разному. При откачивании воздуха предметы начинали лететь вниз, сближаясь, а затем с одинаковой скоростью — вжик. Для меня это было просто непостижимо. Притяжение действует одинаково на все тела — массивные и лёгкие. Наглядность действовала с такой силой, что прошли годы, а как будто только вчера это увидел. Столярное дело мне очень нравилось, я любил мастерить. У нас было помещение, стояли различные станки. Мы много пилили, строгали, всячески обрабатывала дерево. Домой летом приехал, попросил у отца инструмент. Лет 12 мне было. Настрогал досок, сделал короб для посуды, полочки, дверцы навесил на петельки, нарисовал для красоты завитушку. После этого мать водила всех и показывала, вот смотрите, что Витя своими руками сделал.

В электроцехе трудился в группе распредустройств: трансформаторы, ОРУ и всё силовое электрооборудование. В обеденный перерыв увлечённо играл с ребятами в шахматы, которые вырезали и выточили сами.

«Меня, как молодого, посылали всё время на маслохозяйство. Баки стояли, различные ёмкости по 40, по 70 тонн. Остановили, к примеру, блок. Химики берут анализ, там есть масло — взвешенные частицы, ржавчина. На центрифуге отбивали смесь от воды, а затем, от механических примесей. Сутками чистили. Там стояли манометры, надо было следить за давлением. Чуть прозевал, как ливнёт. По новой разбирай, заправляй. И я сделал расчёты, то было моим первым рацпредложением: взял удельные веса, чертежи, рассчитал, каким будет давление — пропорционально весу. Старший мастер Иван Тимофеевич Стародубцев обрадовал, мол, твоё предложение приняли. Займись, расчерти. Я красным прошёл по всем бакам, всё рассчитал. Прошли годы, как-то с обходом в том месте был, гляжу, мои циферки, как я их в молодости нарисовал, так они и остались. Своё детище, так сказать, увидел».

В 1966 году Виктор с братом сумели перейти на третий курс политехнического института на факультет электромеханики. «Мне повезло идти по жизненному пути вместе с братом. Мы и работали вместе, в одной бригаде. У него — опыт, у меня — молодость. Потом он ушёл в „релейку“, а я остался. Перед институтом меня сделали мастером и направили на 3 блок (4 ещё строили). Нас — три мастера. Николай Иванович Быков — мастер по электрическим машинам, Павел Ильич Ефимов — кабельное хозяйство, освещение. Потом направили мастером на электрические машины, затем отправили на 5 блок на пусковые работы 1 мая 1977 года. Шёл монтаж блока. Там я курировал работу. Пустили блок. В 1982 г сделали старшим мастером. А вскоре назначили заместителем начальника цеха. Лучшего специалиста, чем Николай Яковлевич Исаенко, я не видел вообще, а назначили меня — в 32 года».

Управлять людьми непросто, хорошо, если удаётся разглядеть нужного человека. И Виктор Алексеевич умел «разглядывать».

«Активный парень из рабочих с моего участка постоянно выступал, за работу переживал. Ввели ещё должность мастера — шло расширение. Леонид Васильевич Захарченко, начальник участка, спрашивает — кого? Предлагаю активного парня. Через месяц приходит Захарченко и говорит: Виктор Алексеевич, ты представляешь, какой работник! Он в 5 утра приезжает на РУ-500 и просматривает, в 5-30 уже звонит, мол, такую надо технику. Всё добудет, всё сам сделает. Я за ним, как за каменной стеной. Удивляюсь, как ты сумел разглядеть в нём человека, по-настоящему болеющему за своё дело».

Кстати, по электромеханике у Виктора Алексеевича — пять. Он понимал этот предмет, но отстаивать свои истины непросто. На 6 блоке была проблема — вибрация сумасшедшая (пусковые операции). Виктор Алексеевич взял документы, вник в проблему и по опыту работы с вибрацией на 5 блоке предложил уменьшить жёсткость, но наладчик, прибывший из Китая, настаивал на увеличение жёсткости. Обратились к главному конструктору. Тот принял сторону Канапухина. Снизили жёсткость, и впрямь вибрация уменьшилась втрое.

Много занимался общественной работой. Будучи председателем профкома электроцеха, Виталий Алексеевич принёс в профком станции бумаги по поводу людей, которые стояли в очереди. «Говорю, мол, люди возмущены, Сколько? — спрашивают. — Минимум десять, — отвечаю. Дали десять. Дронов удивился и поразился. Как ты выбил?»

Наград у Виктора Алексеевича много, они все отмечены в трудовой книжке. "Не могу сказать, какие самые дорогие. Для меня они все дороги. Орден трудовой славы 3 степени дорог тем, что сутками не бывал дома. Утром докладываю, а сам целый день не ел, некогда.

Виктор Алексеевич, как руководитель, понимает роль дружного коллектива в работе. "Мне очень повезло с коллективом. Скажу в бой — пойдут. Сам не знаю, но меня слушались. Уважение от ребят до сих пор чувствую. На фото написал — орлы, а они в ответ — ваши орлы.

Большинство атомщиков, работавших и работающих на Нововоронежской атомной станции, сравнимы с Ф. Я. Овчинниковым. Из обычных, только вдумчивых, парней, порой кончая вечерние учебные заведения, они сумели стать блестящими специалистами и руководителями. В душе же остались простыми людьми, скромными, а ведь какой почин сделали, какой прорыв в освоении и улучшении технологий по работе атомной станции!

Иван Быков