Памяти Сараева Юрия Парфеньевича

все статьи
0

11 июня 2021

5 июня 2021 года на 86 году жизни не стало Сараева Юрия Парфеньевича, удивительного человека, своего рода романтика, всю жизнь стремившийся познать новое и неизведанное.

Мальчик из казачьей семьи из далекого села Улятуй Читинской области, куда еще при Екатерине II направлялись казачьи семьи из Рязанской, Тамбовской, Тверской губерний для защиты России от кочевников. Вот в такой семье и родился Юрий Парфеньевич, где кроме него было пятеро детей. Его отец один из организаторов сельскохозяйственной коммуны и МТС всю жизнь проработал в сельском хозяйстве. Маленький Юра быстро взрослел, так как на его детские годы выпали годы войны, и уже в 12 лет он ходил самостоятельно на охоту в тайгу, помогая таким образом родителям содержать большую семью. После седьмого класса поступил в Горный техникум в Чите и по окончании его, получив звание горного техника вместе с несколькими однокурсниками попросился на самое дальнее место, куда можно распределиться. Им предложили Сахалин и они с радостью согласились. Мальчишки, которым едва исполнилось 18 лет.

Юрий Парфеньевич проработал на шахте в городе Южно-Сахалинске пять! лет. Он был и горным мастером, и начальником участка по добыче угля. Это же была тяжелейшая и опасная работа, но он всегда вспоминал это время с огромным удовольствием. Однако ему хотелось поработать на больших шахтах, и он переезжает в Кемерово, где продолжил работу начальником участка на Березовской шахте. Его там ценили и была перспектива дальнейшего роста, но это же было начало 60-х годов! В стране все стремились учиться, особенно была популярна физика и он вместе с семьей, а у него уже родился сын, отправляется в Томск и поступает на факультет «Проектирование и эксплуатация атомных энергоустановок». Это были для него и его семьи нелегкие годы: отсутствие жилья, маленькая стипендия, но он не сдавался. Вместо пяти с половиной лет он закончил институт за четыре с половиной года и не желая оставаться в аспирантуре, куда его рекомендовали, он с большим энтузиазмом едет на работу на Белоярскую АЭС имени И. В. Курчатова. Это то, что он хотел. Это же первая экспериментально-промышленная атомная станция. В то время директором там был Владимир Петрович Невский, с которым Юрий Парфеньевич подружился на многие, многие годы. Освоив несколько разных специальностей уже на преддипломной практике Юрий Парфеньевич за время 10-летней работы на Белоярской АЭС прошел путь до заместителя главного инженера по эксплуатации станции.

И вот новое назначение, от которого он не мог отказаться. Это же великое дело — строительство новой атомной станции, куда он был назначен главным инженером — строительство и эксплуатация Смоленской АЭС. Когда Юрий Парфеньевич приехал на место стройки будущей атомной станции, то увидел поле, покрытое люпинами, да несколько избенок невдалеке. Его это не только не расстроило, но даже обрадовало, что можно сделать все, что требуется как для работы, так и для жизни коллектива. Вот здесь и пригодилась работа и жизнь на Белоярской АЭС. В июне 1975 года вынули первый кубометр земли и с этого момента начался отсчет практических дел на стройке Смоленской АЭС. Но это не только строительство АЭС: это и строительство города атомщиков Десногорска, строительство подсобного хозяйства по выращиванию сельхозпродуктов и за всем этим надо следить. Сколько всего было! Это не рассказать в таком коротком очерке. Но Юрий Парфеньевич справлялся и выходил победителем из очень многих трудных ситуаций, которые возникали в процессе и строительства и эксплуатации. Не зря же его в феврале 1986 года отправили в Венгрию руководить строительством и эксплуатацией АЭС «Пакш».

Когда же 26 апреля 1986 года произошла авария на ЧАЭС Юрия Парфеньевича, его срочно отзывают и назначают и. о. директора Чернобыльской атомной станции, где ему затем пришлось побывать не раз, периодически заменяя назначенного директора Э. Н. Поздышева. И опять новые задачи, интересные решения, которые приходилось решать срочно и на месте: это и пожар 22 мая в кабельной проходке деаэраторной этажерки, где ему вместе с В. М. Максимчуком пришлось решать вопрос по тушению возгорания кабелей и расстановке пожарных, чтобы они получали минимальные дозы облучения. Это и разработка «Положения о координации работ на ЧАЭС», и решение вопроса снижении облучения работающих шахтеров при строительстве тоннеля под реактором, и решение вопроса по согласованию пуска 2 блока, и многое другое, что требовало немедленного реагирования. Юрий Парфеньевич очень многие решения принимал без согласования с вышестоящим руководством и, как правило, не ошибался. Опыт и еще раз опыт и, конечно, высокий профессионализм. Таким и должен быть директор атомной станции. Поэтому неудивительно, что через два года его вновь ожидало новое интересное предложение, от которого он не смог отказаться. Его ждала Куба. Строительство Кубинской АЭС.

На остров Куба Юрий Парфеньевич был назначен в феврале 1988 года руководителем советской группы специалистов-энергетиков, в составе которой было 300 человек. Все шло хорошо и очень интересно. Юрий Парфеньевич с таким воодушевлением рассказывал об этом периоде работы, и с такой грустью, когда после путча в 1991 году было принято решения остановить работы и вернуть всех специалистов на родину. Сколько было проблем и с какой гордостью он вспоминал, что ему удалось всех вывезти с Кубы, несмотря, что финансирование было прекращено. Это целый детектив, но об этом надо прочитать в его воспоминаниях. (см. Электронная библиотека Росатома, книга Елены Козловой «Юрий Парфеньевич Сараев. Атомная энергетика -моя судьба», М., «ИздАт», 2015 г.)

Наступили 90-годы, но в эти трудные для всех годы Юрий Парфеньевич занимался многими вопросами, которые имели отношение к атомной отрасли. В 2010 году при его активном участии был организована Международная общественная организация ветеранов атомных станций (МООВК), деятельность которой предполагалось направить на активное участие ветеранов в производственной деятельности АЭС, использование их опыта и передача его молодому поколению. До самых последних дней Юрий Парфеньевич не отходил от общественной работы: это и поездки в МАГАТэ, в другие страны, где встречался с ветеранами атомных станций, где обсуждались вопросы по безопасности работы атомных станций, организация экспертного совета. Как и в прежние годы он продолжал работать и делать все от него зависящее для успешного развития атомной энергетики, которой он посвятил всю свою жизнь.

Орден Трудового Красного Знамени за строительства Смоленской АЭС и орден Мужества за участие в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, а также ряд ведомственных наград говорят о том, что его труд высоко оценен руководством страны и ведомства.

А для всех нас, кто его знал — он будет всегда примером мужества, патриотизма и высокого профессионализма. Нам его будет очень не хватать.

Е. А. Козлова, ветеран отрасли,
председатель Совета ветеранов
АО «Научно-исследовательский и конструкторский институт
монтажной технологии-Атомстрой»