Чернобыль научил быть ответственными (посвящается 35-летию аварии на ЧАЭС)

все статьи
4

18 мая 2021

Совет ветеранов атомной станции, встречаясь с молодёжью, старается напомнить о главном: о том, что на «авось» далеко не уедешь.

Атом требует очень ответственного подхода, глубоких знаний, выверенных, тщательно продуманных действий, изложенных в инструкциях, которые нельзя нарушать. В атомщики отбирают лучших. Со школьной скамьи к ним предъявляют повышенные требования.

22 апреля в школе № 1 председатель Совета ветеранов Валентина Кудрявцева наградила победителя конкурса научных работ 2020 года «Чистая энергия в атомной отрасли» Аксанова Алексея, ученика Атомкласса, пожелала ему стать ответственным специалистом.

На встречу с учащимися пришёл ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Юлий Дмитриевич Меремьянин, активный член Совета ветеранов НВАЭС.

К общешкольному мероприятию «Слёзы Чернобыля» тщательно подготовился 7 «Г» класс во главе с классным руководителем Еленой Сергеевной Чернятиной. Звучали горькие истины: Василиса Беляева рассказала легенду, связанную с названием Чернобыля, красивейшим старинным городом. «...Наполеон и Гитлер пробовали захватить эти земли, но отступили. То, что не удалось сделать захватчикам, с лёгкостью удалось маленькой частице, имя которой — атом» Кирилл Альшов тщательно подобрал и смонтировал нарезки из различных документальных фильмов, посвящённых Чернобыльской трагедии.

В исполнении ребят звучали стихи, минутой молчания помянули погибших.

Вот что рассказал очевидец тех горьких событий Юлий Дмитриевич Меремьянин:

— Я хотел поблагодарить класс за приглашение, за интерес, который вы проявили к событию 35-летней давности. Работая заместителем директора атомной станции, я в апреле 1986 года был на Всесоюзном совещании заместителей директоров, который проходил на базе Чернобыльской АЭС. 25 апреля после обеда мы были в кабинете у директора ЧАЭС Брюханова. Ознакомились со станцией, посмотрели профтехучилище, которое привлекло особое внимание, так как было единственным на всех атомных станциях и готовило рабочие кадры для АЭС. За 8 часов до аварии побывали в реакторном отделении. Ничто не предвещало беды. Брюханов рассказывал о перспективах развития атомной станции. Был намыт песок и подготовлена площадка для будущих 4-х энергоблоков. Город Припять выглядел прекрасно, утопал в цветах. Мы посмотрели лодочные станции на речке, места отдыха, пионерский лагерь «Лесная сказка», который потом стал местом проживания командированных. Рассчитан на 600 мест, а ликвидаторов в нём проживало в пять раз больше. Вечером гуляли по Припяти. После я ещё полистал конспекты, ведь на следующий день мне выступать в Министерстве атомной энергетики Украины, и спокойно лёг спать с открытым окном. Проснулся от сильного хлопка. Подумал — гром. Закрывая окно, услышал, как по отливам барабанят мелкие градинки — это были мелкие осколки графита, которые разлетелись после взрыва. Горничная в коридоре звонила по телефону, предупреждая родственников о том, чтобы закрыли окна и двери, мол, станция горит, там авария. Оказывается, её предупредил сын. Я поспешил к заместителю начальника Главка, он разговаривал с директором станции. Тот впрямь докладывал об аварии, мол, пламя и дым пожара поднимаются на большую высоту, высокий уровень радиации.

Через полчаса город начали мыть поливальные машины. На перекрёстке трассы и дороги, ведущей на атомную станцию, стоял блокпост. Над станцией поднимался чёрный дым. К этому времени в горисполкоме горел свет, было много машин: в Припять приехало руководство из Киева, гражданская оборона, много милиции. Мне было поручено эвакуировать всех, кто находился в гостинице. Дали два автобуса, и мы выехали в сторону Киева. 27 апреля были эвакуированы жители г. Припять.

Меня вызвали в Москву, я был назначен исполняющим заместителем начальника Главка, занимался вопросом писем, которые присылали из тюрем, с атомных подводных лодок, с ледокола им. Ленина и др. Писали люди, которые имели непосредственное отношение к атомной энергетике. Мы отбирали нужных специалистов, встречали их, инструктировали.
Кроме того, встречали и размещали в гостиницах родных пожарных, которые первыми вступили в борьбу с катастрофой, тушили пожар на 4-м блоке. Организовывали похороны, как ни тяжело было, но разговаривали с людьми, которые потеряли своих родных. Ужасная картина, когда видишь человека обугленным. Затем я поехал в Киев, мне было поручено организовать штаб «Союзатомэнерго». Эта работа заняла четыре месяца. Мы вывозили со станции архив самых разных служб в Полесское и переносили содержимое на чистые носители. Сложно было решить проблему с расселением эвакуированных из зоны по всей территории Советского Союза. Использовали любые свободные дома, пригодные для жилья.
73 человека направили в Нововоронеж. Приходилось бывать в самых разных городах и потихоньку решать эти вопросы. Люди были размещены. В 1987 году вновь был командирован в г. Киев, для решения о прописке 27 тысяч эвакуированных жителей Припяти, которые находились в Киеве. Удалось решить и эту проблему.

Подытоживая, хочу сказать: и конструкторы, и организаторы эксплуатации, и эксплуатационный персонал утратили чувство опасности работы на этом объекте. Запомните, любое дело, которое вы делаете, требует глубокой ответственности. А что касается атома, то надо не предполагать, а твёрдо знать, как действовать в той или другой ситуации. Вышедший из-под контроля атом — зловещая сила.

Ребята поблагодарили Юлия Дмитриевича, вручили ликвидатору цветы.

Иван Быков