Они хранят память

7

16 июня 2016

Бинокль

Людмила Тарасова, техник филиала ЗАО «Гринатом» г. Глазов: «С этим биноклем мой дед Федор Данилович Лукашов вернулся с фронта. Он был демобилизован в 1944 году в связи с ранением и ампутацией ноги. Как у него оказался бинокль, за давностью лет уже никто в нашей семье не вспомнит. Надпись на бинокле свидетельствует, что он немецкий. На корпусе есть даже щербина от пули. В детстве мы с сестрой обращались с ним, как с игрушкой. Было интересно разглядывать предметы вдали. Только с годами отношение к биноклю стало меняться. Пришло понимание, что эта вещица — настоящий участник и свидетель военных действий. Иногда я представляю, как немецкий офицер (у рядовых солдат, скорее всего, не было такого снаряжения) разглядывал боевые позиции наших войск, а, быть может, вглядывался в небо при авиационном налете... Для меня бинокль — теплое воспоминание о деде. И вот уже мой пятилетний внук просит: „Бабушка, можно посмотреть в бинокль?“. Когда он станет постарше, я обязательно расскажу ему, что это за вещь и как она связана с его прапрадедом.»

Серебряный полтинник

Елена Феофилактова, контролер станочных и слесарных работ цеха 80: «Мне не удалось лично познакомиться с дедушкой Феофилактовым Вениамином Семеновичем. Его не стало буквально за несколько лет до моего рождения — ранение подкосило здоровье. Эта монетка, датированная 1924 годом и весом 9 гр. чистого серебра — то немногое, что осталось в память о деде. Обнаружился „клад“ совершенно случайно: я наводила порядок в доме отца и на глаза попалась старенькая коробочка от часов. Внутри лежал серебряный полтинник, кусочек дедовской косточки и осколок снаряда, которым он был ранен на Курской дуге. Как мне рассказывал отец, дед даже не знал, чья пуля его покалечила: фашистская или советская. Такой страшный там шел бой! Град орудийных залпов сыпался со всех сторон: не разобрать, где свои, а где враги. Дед был танкистом и его машину подбило. Вениамин Семенович награжден орденом „За спасение командира“ — дедушка собой закрыл от пуль боевого товарища. С войны дед вернулся инвалидом 3-группы. Чтобы зарабатывать на жизнь, он купил с рук немецкую довоенную швейную машинку „Зингер“ и шил сапоги. Кстати, эта машинка до сих пор у нас дома и в рабочем состоянии — теперь ею пользуется мама. Обуви дедушкиного производства, конечно, у нас не сохранилась. А вот монетка всегда со мной. Теперь это семейная реликвия.»

Старинный сундучок

Ольга Юферева, редактор заводского радио АО ЧМЗ: «В доме моих родителей живет старинный сундучок. Выглядит он вполне обычно — деревянный, оббитый кованными узорами по краям — но о скольких поколениях нашей семьи он хранит память! А в первую очередь — это память о моей прабабушке Евдокии Артемьевой. Папина бабушка была очень бережливой, как и мно-гие из поколения Великой Отечественной. Благодаря ей сундук и сохранился. В годы войны он служил своеобразным „сейфом“. Прабабушка обеспечивала фронт строительным лесом. Трудилась на лесозаготовках близ станции Шахровка на гра-нице Удмуртии с Кировской областью. На работу приходилось уезжать на неделю и оставлять детей дома одних (папину маму — 16-летнюю Любу — и ее троих сестер). На девочках держалось все хозяйство. Уезжая на лесозаготовки, прабабушка складывала ценные вещи на хранение в деревянный сундук под замок. Спустя десятилетия он стал предметом декора и хранителем воспоминаний о пра-бабушке и нашем семейном вкладе в Победу.»

Евгения Пушкарева
По материалам газеты «Белова,7», АО «Чепецкий механический завод»,
№ 4 от апреля 2016 года, г. Глазов