Реакторщики быстрого реагирования

все статьи
55

14 октября 2014

Тридцать три года посвятил эксплуатации и ремонту реакторов РЗ Валерий Михайлович Альшевский, начальник отделения капитального ремонта реактора АДЭ-2.

Все три реактора ГХК прошли через руки возглавляемых им ремонтников, труд этих людей помог продлить жизнь АД, АДЭ-1 и АДЭ-2 намного дольше отведённого по проекту срока. Оборонную задачу по наработке оружейного плутония они выполняли безаварийно и безотказно. Вот как это было.

«Пришёл в атомную отрасль — надо работать», — таков был в те годы наш девиз. Те, кто не хотел прилагать усилия или боялся, на атомном производстве не задерживались. Так сформировался высокопрофессиональный коллектив РЗ.

Валерий Альшевский

Железо есть железо

— Я окончил ленинградский Военмех по специальности «Инженер-механик «Двигатели летательных аппаратов» и некоторое время работал на Химзаводе в посёлке Подгорный, — вспоминает Валерий Михайлович. — На Горно-химический комбинат перешёл в 1976 году — по семейным обстоятельствам. Жена работала в городе, добираться из посёлка было тяжело, и я устроился на ГХК: инженеры-механики всегда нужны на производстве. Мне, как механику, нет разницы, что строить: машину или реактор — железо есть железо, механизмы везде одни и те же: и в космической отрасли, и в атомной. Единственное отличие — подземное расположение реакторного производства, выработки произвели впечатление.

Начинал я сменным механиком, мы занимались эксплуатацией механического оборудования: как самого реактора АД, так и грузоподъёмных механизмов, систем вентиляции и водоснабжения.

«Отравление» побеждено

Ремонт первого реактора мы начали с устранения дефектов. Появились продольные трещины в месте приварки труб технологических каналов к нижней решётке схемы «Е» («Елена»), при попадании влаги вымывался бор, который попадал в реактор, «отравляя» его и ухудшая физические характеристики проведения цепной реакции. Было принято решение: надо ремонтировать. А что значит ремонтировать на глубине пяти метров, в отверстии диаметром всего 70 мм? Для этого надо было вставить туда трубу, её разжать в нижней части, приварить, притом делать всё дистанционно, поскольку из активной зоны реактора идёт радиационный поток. Мы провели испытания на стендах, заказали в городе Никополе на Украине особо тонкостенные нержавеющие трубы длиной пять метров. Устранение дефекта продолжалось в период планово- предупредительных ремонтов (ППР) в течение семи лет, с 1982-го по 1989 годы, и проблема «отравления» реактора была решена.

Спасительный цирконий

Впоследствии нам удалось успешно решить ещё одну проблему. Под воздействием различных факторов графитовая кладка реакторов начала искривляться. Из-за этого при плановых заменах технологических каналов в период ППР (ТК имели срок службы — три года) удавалось с трудом вставлять 18-метровые ТК назад в реактор. Чтобы предотвратить дальнейшее искривление кладки, по нашему предложению в ОКБМ имени И. И. Африкантова (г. Нижний Новгород) была разработана конструкция натяжных устройств АД и каналов-натяжителей для реакторов АДЭ-1 и АДЭ-2. Были изготовлены циркониевые технологические каналы, они стоили очень дорого, но смогли удерживать рост искривления кладки. Циркониевые каналы прослужили в восемь (!) раз больше, чем обычные ТК: 23-24 года вместо трёх лет. В результате технологических разработок и модернизации оборудования удалось продлить срок жизни реакторов ГХК почти в два раза! По проекту первоначально они были рассчитаны на 20 лет, а благодаря техническим ре-шениям прослужили значительно дольше: АД — 34 года, АДЭ-1 — 31 год, а реактор АДЭ-2 проработал дольше всех в мире — 46 лет, добросовестно, как и мы.

Сегодня это уже история: сменный персонал реакторного цеха ведёт работы в центральном зале, на «пятаке». Заветная мечта — построить на ГХК новый реактор!

По материалам газеты «Вестник ГХК»