Экскурсия в Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь и музей — усадьбу «Архангельское»

все статьи
3

09 мая 2019

Рано утром в субботу 20 апреля наша небольшая группа нововоронежцев — работников и ветеранов НВ АЭС выехала в Подмосковный город Истру на 20-местном автобусе.

Мы рассчитывали к 15.00 быть в монастыре, но ремонт и пробки на московской окружной дороге нас задержали на час.

Всякий паломник приезжающий сюда, в первую очередь поражается волшебной красоте Ново-Иерусалимского архитектурного ансамбля. На фоне голубого неба, золотые и бирюзовые купола, белые храмовые постройки со старинной керамической декоративной отделкой.

Это было решение Патриарха Никона в середине 17 века перенести образ храма Гроба Господня, на территорию России. Сразу по прибытии началась подробная и познавательная экскурсия по монастырю и Воскресенскому собору.

Мужской монастырь был заложен на холме, прозванном Сион. К востоку от него располагался Елеонский холм с каменной Елеонской часовней, на севере — холм Фавор.

На берегу реки Истры, переименованной в Иордан, был построен скит патриарха Никона.

Главный Воскресенский собор был заложен в сентябре 1658 года. В этом же году Никон был удалён из Москвы. До конца 1666 года патриарх находился в Новом Иерусалиме, руководя строительством собора.

В его личное управление были переданы три основанные им монастыря: Воскресенский, Иверский, Крестный. Из документов того периода следует, что монастыри были объединены в одну вотчину, в которую входили солеварни в Усолье Камском и Старой Руссе, рыбные ловли на Кольском полуострове, два московских подворья, земли в центральных и северных уездах. Большая часть доходов с этого владения шла на строительство Воскресенского собора.

В монастыре работали белорусские мастера, присланные Никоном ещё до опалы. Первым архитектором Нового Иерусалима стал П. И. Заборский. Строительные работы остановились после того, как Никон был сослан в Ферапонтов монастырь.

Сложно сказать, насколько Воскресенский собор, законченный уже после смерти Никона, соответствовал его замыслу, но в общих чертах его внешний вид повторял Храм Гроба Господня. Как и его палестинский прототип, собор состоял из трёх частей, сведённых в цельную архитектурную композицию. Центр храма — четырёхстолпный, перекрытый мощным куполом на барабане.

Расположенная с востока апсида подобно хору западноевропейских соборов имеет круговой обход. С запада расположен второй главный архитектурный и семантический акцент собора — огромная ротонда, перекрытая шатром, над часовней Гроба Господня (иначе называемой кувуклией), украшенной изразцами. Она повторяет часовню иерусалимского храма.

Первый шатёр ротонды собора, возведённый до 1685 года, имел высоту 18 м, а диаметр основания — 23 м. Сооружение с тремя рядами окон было покрыто изразцами, имитировавшими мрамор. Завершала шатёр медная золочёная полуглава с крестом.

Шестой Патриарх Московский и всея Руси Никон в 1652 году по предложению царя Алексея Михайловича был избран на патриарший престол. Размолвка с Царем из-за деятельности монастырского приказа, лишавшего, по мнению Никона, церковную казну доходов от монастырских вотчин, привела к тому, что Патриарх самовольно оставил свой пост и на шесть лет удалился в основанный им Ново-Иерусалимский монастырь. На соборе 1666 года Никон был лишен сана и сослан в Ферапонтов Белозерский монастырь. После смерти Алексея Михайловича опального Патриарха перевели в Кирилло-Белозерскую обитель. В 1681 году тяжело больному Никону разрешили вернуться в Новый Иерусалим. Но увидеть русскую Палестину, ему было не суждено — 17 августа он скончался близ Ярославля. Летописи повествуют об удивительном факте: почившего 10 дней везли на подводах до Нового Иерусалима, при этом никаких следов тления на теле покойного не было.

«Патриарх Никон при своей жизни заявил, что он хочет быть погребенным в Ново-Иерусалимском мужском монастыре под Голгофой в приделе усекновения главы Иоанна Крестителя, на том месте, где в Иерусалиме был погребен Ветхозаветный царь Мелхиседек». Завещание Никона исполнили и похоронили в указанном им месте. Святитель упокоился в белокаменном гробу. Вытесан этот гроб был из породы, привезенной когда-то с Белого моря самим Никоном. 250 лет почивший первосвятитель Никон мирно покоится в склепе Иоанно-Предтеченского предела до тех пор, пока в 1931 году музейное начальство не решиться на вскрытие захоронения.
«Когда была вскрыта гробница Святейшего патриарха Никона, то из нее изъяли золотую панагию с бриллиантом, которая была на его груди. Она теперь находится в запасниках музея»

За вскрытием гробницы Патриарха Никона наблюдала специальная комиссия, которая создавалась для формального соблюдения законности. Один из ее участников рассказывал, что рабочие долго не могли снять верхнюю плиту, а когда все-таки открыли гробницу, то все были поражены! Патриарх лежал как живой, особенно запомнилось лицо. Потом стали снимать облачения, но когда взялись за нижнюю рубаху, то все рассыпалось в прах.

Много еще интересного узнали мы во время экскурсии по монастырю.

Осмотрев весь Вознесенский собор, мы приложились в Кувуклии к Гробу Господню, набрали воды в святом источнике, исповедались, причастились и отстояли праздничную службу, которая закончилась обрядом миропомазания и освящением вербы.
Простившись с монастырем, мы поспешили в Москву в гостиницу Ибис, там нас ждал отдых и сон.

21 апреля — в вербное воскресенье, после завтрака, наша группа выехала в Архангельское. Погода стояла теплая, солнечная, весна полностью вступила в свои права.

Когда- то А. С. Пушкин («К Вельможе» 1830г.), любивший погостить у князя Николая Борисовича Юсупова в Архангельском, писал:

«От северных оков освобождая мир,
Лишь только на поля, струясь, дохнет зефир,
Лишь только первая позеленеет липа,
К тебе, приветливый потомок Аристиппа,
К тебе явлюсь я; увижу сей дворец,
Где циркуль зодчего, палитра и резец
Ученой прихоти твоей повиновались
И вдохновенные в волшебстве состязались».

В усадьбе нас ждали работники музея и мы были одни из первых посетителей после долгой реставрации. В этом году 1 сентября музей отмечает свое 100-летие. Идет большая работа на территории парка. Дворец встретил нас во всем блеске. Свой современный вид усадьба обрела в конце 18 века, когда князь Н. А. Голицин построил новый каменный дворец, расширил сад и парк, разбитый его дедом в начале 18 века. В 1810 году Архангельское было куплено князем Николаем Борисовичем Юсуповым. Новый владелец перевез сюда свою знаменитую коллекцию живописи, скульптуры и предметов декоративно-прикладного искусства, а также богатейшую библиотеку. Он тратил большие средства на строительство, обустройство и расширение парка, приобретал новые произведения искусства. После смерти князя его наследники сохранили все в нетронутом виде. В 1919 году в бывшей усадьбе Юсуповых был создан государственный музей.

Слушая неторопливый рассказ экскурсовода, мы прошли по великолепным и роскошным залам дворца. То что мы увидели в Парадной столовой, Императорском зале, Парадной спальне, Овальном, Антиковом зале, а также в залах Тьполо, Ротари и Робера, салоне и кабинете князя не уступает лучшим образцам дворцов во всем мире. Есть там и выставка карет, принадлежавших государям и хозяевам усадьбы. Нет слов, что бы выразить все великолепие живописных полотен, мраморных скульптур и роскошно накрытых праздничных столов. Мы словно перенеслись во времена Павла Первого и Екатерины Великой. Накупив сувениров и сделав кучу фото, мы покинули этот музей, который по праву называют Подмосковным Версалем. Мы покидали усадьбу с чувством восхищения и желанием непременно вновь вернуться сюда и полюбоваться не только дворцом, но и еще французским и английским парком, театром Гонзага, величественной княжеской усыпальницей и парковой скульптурой.

Обратный путь казался короче и уже к 20.00 мы вернулись в Нововоронеж. В завершение я хочу напомнить слова нашего земляка, нобелевского лауреата по литературе Ивана Бунина: «Человека делают счастливым три вещи: любовь, интересная работа и возможность путешествовать».

Валентина Кудрявцева